Перейти к содержанию

скачать оп героина для звонка

извиняюсь, но, по-моему, допускаете ошибку. Предлагаю..

Употребляющих наркотик среди школьников

Декриминализация наркотиков в португалии

декриминализация наркотиков в португалии

С 1 июля года на всей территории Португалии действует закон о декриминализации всех видов наркотических средств, включая кокаин и героин. С 1 июля года на всей территории. В Португалии фактически запрещено продавать наркотики, но покупать их для личного использования может каждый. У каждого наркотика есть дневная норма, которую. TOR BROWSER COOKIE GIDRA

Безопасно ли здесь жить, можно ли гулять ночкой по улицам городка и как обстоят дела с криминалом? Ежели вы уже были в Португалии как турист, то быстрее всего вы лицезрели людей, которые стоят на основных площадях и самых оживленных туристских точках и что-то дают проходящим туристам. Что-то — это наркотики и наверное бывалые путники сходу вспомнят таковых вот странноватых людей, которые приоткрывали полы собственных курток и пиджаков и что-то от вас желали.

Небезопасно ли жить в стране и являются ли торговцы в центре Лиссабона и Порту показателем общей ситуации. Опосля окончания диктатуры Салазара о которой вы сможете выяснить чуток больше из данной статьи Португалия встала на путь вольного демократического страны и кроме новейших прав и преимуществ стране предстояло встретиться и с рядом новейших вызовов.

Одним из их стали наркотики. В 90е годы в Португалии происходил так именуемый «героиновый кризис», когда в страну хлынула волна дешевеньких наркотиков из государств третьего мира и по словам Жоау Гулау , директора службы SICAD, которая занимается наркотическими зависимостями, в Португалии не было ни одной семьи, которую не затронула бы неувязка наркотиков. Ситуация лишь усугублялась и правительством Португалии были принято радикальное решение.

В июле года Португалия стала первой государством в мире, в которой был принят закон о полной декриминализации наркотиков для личного использования. Начиная с данной для нас даты при для себя можно было иметь маленькое количество наркотических веществ, начиная от марихуаны и заканчивая героином и кокаином, ежели их количество не превосходит десятидневного запаса и предназначается для личного потребления, а не для реализации.

Ежели ранее даже наличие маленького количества наркотиков при для себя числилось уголовным преступлением и наказывалось лишением свободы от 1 года, то сейчас таковых людей стали считать нездоровыми и наркоманов направляли на исцеление, заместо тюрьмы. Ежели быть наиболее точными, то опосля принятия закона о декриминализации, ежели человека ловили с маленьким количеством веществ, то их изымали, а человек получал повестку для разговора с «Комиссией по сдерживанию наркозависимости» CDT.

Таковая комиссия состоит из 3-х человек: общественного работника, психиатра и юриста. На данный момент комиссии CDT есть в каждом из 18 округов Португалии и опосля беседы с человеком, который был пойман на хранении наркотиков, спецы составят более пригодный план для определенного варианта. Это может быть исцеление в реабилитационном центре, могут быть публичные работы либо штрафы. При этом направление на исцеление и реабилитацию никогда не может быть принудительным, комитет всего только оставляет свою рекомендацию, без какого-нибудь принуждения.

При этом реализация наркотиков по-прежнему запрещена португальским законодательством, и к производителям и торговцам наркотических веществ по-прежнему используются уголовные наказания. Приняв так радикальное решение о декриминализации наркотических веществ для личного использования, Португалия сильно рисковала.

Почти все специалисты считают, что риск был оправдан, так как ситуация в стране с героином была так томная, что терять уже было нечего. Что в итоге? В итоге страна за крайние 20 лет смогла достигнуть поистине революционных результатов, которым могут позавидовать наиболее развитые страны, в которых с наркотиками стараются биться способом искоренения и полного запрета. Хотя общее потребление наркотиков в Португалии не снизилось за крайние 20 лет, серьезность трудности приметно сократилась и ситуация, которая ранее находилась вне контроля страны, стала еще наиболее прозрачнее и цивилизованнее.

Сейчас о тюремном заключении никто и не вспоминает, ведь наркоманов воспринимают как нездоровых и нуждающихся в помощи людей. Сотки профессионалов и работников хлопочут о их, отслеживая такие заболевания, как ВИЧ, туберкулез, предлагая метадон заместо героина, предлагая незапятнанные иглы и убеждая наркозависимых прибегнуть к мед помощи. Вот таковая она, Португалия в году, страна, не побоявшаяся выбрать прогрессивный путь решения таковой суровой трудности.

В настоящее время наблюдается некоторый прогресс в сфере дела к данной теме. Так в годах в различных городках Португалии стали активно раскрываться магазины марки «Cannabis Store Amsterdam» , которые специализируются на продаже товаров из экстракта конопляного масла CBD каннабидиола.

В магазинах вы отыщите леденцы, кофе, шоколад, масло CBD, энерго напитки и даже вино. Да, кто-то произнесет, что это просто детский сад, ведь в таковых магазинах вы не отыщите то, за чем сотки тыщ людей раз в год едут в Амстердам, но мне кажется, что возникновение таковых магазинов в маленьких городках Португалии к примеру, Торреш-Ведраш, Обидуш, Авейру и т. Кто знает, может быть через несколько лет Португалия с ее прогрессивными законами станет вторым Амстердамом, в плане легализации марихуаны и соответственного туризма.

Кстати, находясь в Португалии вы тихо сможете сделать заказ в самых именитых специализированных магазинах Амстердама и фактически хоть какой продукт для вас могут выслать по почте. Не будем забывать, что это Европа и сделать заказ в иной стране ЕС не составит труда. Личный опыт автора: могу огласить, что, прожив 6 лет в Португалии я, женщина, могла полностью тихо гулять по ночным улицам городка, не опасаясь нападения наркоманов и остального криминала.

Не чрезвычайно понятно, почему милиция, почаще всего тихо следит за ними и по какой причине нельзя избавить город и туристов от этих торговцев. Ежели вы понимаете, в чем причина, напишите, будет чрезвычайно любопытно узнать! И это как бы снизу ввысь сделало движение, направленное на гуманный подход к наркополитике. И хотя наши законы были карательными, правительство все равно прикладывало суровые усилия к тому, чтоб предложить тем, кто нуждался в лечении, возможность его получить.

Не лишь исцеление, но и способности по понижению вреда: в том числе подмену игл и шприцев, а позже — заместительную терапию. Так как основной предпосылкой наших заморочек был героин, мы стали развивать метадоновые программы, не лишь для исцеления, но и так именуемые низкопороговые программы понижения вреда. Заместо тюремного заключения, лишь только за факт потребления наркотиков, большая часть потребителей были ориентированы в целительные учреждения.

Позже, в конце х годов, мы сделали нашу первую национальную стратегию наркополитики. По большей части это была систематизация того, что мы уже делали, но были и инноваторские меры. И в данной для нас стратегии были меры по понижению не лишь предложения наркотиков, но и — в особенности — спроса на них: предотвращение, исцеление, понижение вреда, реинтеграция людей в общество.

Мы предложили декриминализовать потребление всех наркотиков — поэтому что это быстрее неувязка, сплетенная со здравоохранением, чем с преступностью. Потому мы предложили поменять политику в том, что касается личного потребления и хранения для себя. К тому же соц ситуация в Португалии была разумеется иной, чем в остальных европейских странах.

Там у людей была возможность научиться жить в мире, в котором находятся наркотики. Тут же, так как наркотики возникли в обществе в один момент и резко, у нас не было времени, чтоб приготовиться и проинформировать население, предотвратить употребление наркотиков и управляться с данной нам ситуацией равномерно, как это делали остальные страны. Потому мы нежданно столкнулись с чрезвычайно проблемной ситуацией. И с ней необходимо было управляться заного.

Этот гуманный подход был ответом, который разработали определенные специалисты, но у него была большая общественная поддержка. Какие более принципиальные меры были приняты в Португалии кроме декриминализации? Декриминализация сама по для себя была бы бесполезна. Совместно с ней необходимо иметь систему здравоохранения, готовую управляться с неуввязками, вызванными наркотиками.

Необходимо давать легкодоступное исцеление, без всяких очередей, без принуждения и оплаты для всех, кто в нем нуждается. И мы сделали это до декриминализации. Необходимо отыскивать контакт с более маргинализованными наркопотребителями, идти в те места, где они употребляют наркотики, обращаться к ним, просвещать их, обучать наиболее безопасному употреблению. Сделать так, чтоб они доверяли мед работникам — это обязано быть первым шагом к тому, чтоб они начали исцеление.

У нас нет принудительного исцеления, но мы достаточно убедительны, когда общаемся с ними, предлагаем им начать лечиться, закончить употреблять и делать то, что они делают. А декриминализация восстанавливает в наркопотребителях утраченное доверие к муниципальным услугам в целом. То есть ежели среда остается криминализованной, люди стараются избегать общения с муниципальными служащими.

Поэтому что они боятся, что их сдадут в полицию и выдвинут обвинение. А в Португалии у их нет такового опаски, они знают, что это не происходит, что медработники не станут передавать их в полицию, для их не будет никаких негативных последствий. Так что есть еще больше способностей расширить доступ к исцелению.

Чтоб достигнуть этого, необходимо давать его в декриминализованной среде. Стали ли люди употреблять меньше либо больше наркотиков опосля того, как они были декриминализованы? Когда мы приняли нашу наркополитику, по нашим расчетам, таковых было около тыщ лишь посреди потребителей героина.

С тех пор мы смогли обеспечить людям исцеление, научить их употреблять наиболее безопасно, предложить им низкопороговую заместительную терапию, и сейчас, по нашим оценкам, мы имеем дело с 50 тыщами проблемных потребителей, при этом по всем суммарно посреди потребителей всех наркотиков.

И крупная часть из их проходит исцеление либо пользуется програмками понижения вреда. Сейчас стало чрезвычайно трудно отыскать человека, который потребляет наркотики так, что это делает трудности в его жизни, и при этом никак не связан с нашими здравоохранительными програмками.

Это совершенно другое, ежели потребление от варианта к случаю с рекреационными целями, когда человек употребляет раз в недельку, в выходные, либо на какой-либо вечеринке. Большая часть таковых людей мы не считаем проблемными наркопотребителями, даже ежели у их есть риск перевоплотиться в таких. Мы пытаемся понизить уровень потребления в обществе.

И мы достигли не плохих результатов: к примеру, посреди молодежи мы достигнули роста возраста экспериментирования. Ранее он был около 12—13 лет. Сейчас люди в первый раз пробуют наркотики в А чем позднее ты начинаешь употреблять наркотики, тем меньше возможность, что станешь зависимым от их.

Хотя сам уровень употребления не снизился — а поточнее, процент людей, которые один раз в жизни попробовали либо употребляют от варианта к случаю, — мы достигли огромных фурроров конкретно с проблемными наркопотребителями, зависимыми людьми, которым было предложено исцеление.

Мы ввели решения в сфере здоровья, благодаря которым они смогли не употреблять. Даже с учетом того, что мы говорим о приобретенной рецидивирующей заболевания и время от времени рецидивы случаются — но они уже знают, что делать в таком случае, куда обращаться за помощью, ежели в их жизни что-то пойдет наперекосяк.

Было много нетяжких корыстных преступлений, но без крови. И даже этот маленький уровень преступности снизился опосля реформы. Сейчас у нас меньше грабежей, меньше преступности в обыкновенной жизни людей. И есть один умопомрачительный побочный эффект нашей декриминализации: повышение эффективности милиции и таможенных служб. Поэтому что заместо того, чтоб растрачивать все свое время и энергию на обыденных наркопотребителей на улице, они занялись большими преступными организациями. Они улучшили взаимодействие с заграничными сотрудниками, и сейчас заместо того, чтоб конфисковывать гр и килограммы на улице, они перехватывают тонны в контейнерах в открытом море — большими партиями.

В итоге, когда они представляют свои результаты в конце года, общий размер конфискаций выходит больше. Это не итоги каких-либо определенных годов, это тренд: они стали наиболее отлично биться с большой контрабандой. Нельзя огласить, что объемы растут равномерно: они могут в один год арестовать груз в 50 тонн, а на последующий год им не так повезет — но тренд конкретно таковой. На данный момент полицейские и таможенники счастливее всех из-за того, что потребление наркотиков было декриминализовано и они могут предоставить наркопотребителей системе здравоохранения.

Как они делают это у вас, ежели у их нет таковой возможности? Они получают информацию о больших поставках и работают с ними. И заместо того, чтоб конфисковывать маленькие количества на улице, гоняться за людьми и получать от их информацию, при помощи которой шаг за шагом идти по цепочке снизу ввысь, они сейчас быстрее работают сверху вниз. С точки зрения случайного человека, это может показаться методом для наркопотребителей быть «под кайфом» повсевременно и безвозмездно. Это так либо нет — и ежели нет, то в чем отличие?

Как вы понимаете, героин имеет маленький период полувыведения. Потому его потребители, чтоб не мучиться от депривации — недочета опиатов в организме, — должны употреблять его несколько раз в день. В случае с заместительной терапией мы заменяем зависимость от 1-го опиата зависимостью от другого. В случае с метадоном можно принимать одну дозу в день, при этом перорально. И когда ваша доза сбалансирована, вы сможете жить полностью обычной жизнью.

Вы сможете водить машинку, иметь работу и так дальше. В этом вся разница.

Декриминализация наркотиков в португалии турция спайс спа

Забавная штука darknet information hyrda действительно. Так

декриминализация наркотиков в португалии

Данное сообщение материал создано и или распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и или российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Tor browser и антивирус hyrda Слез с героина
Реклама олд спайс моя ты фитоняшка Такое лояльное отношение к наркотикам сложилось в Португалии из-за эпидемии наркомании в стране в начале нулевых. Португалия, инаселение в целом нажмите чтобы перейти 15 до 24 леткоэффициент распространенности любые незаконные декриминализации наркотиков в португалии. Марихуана продолжает оставаться веществом, за употребление которого вручается наибольшее количество уведомлений лицам, совершившим правонарушения, связанные с наркотиками. Одним из главных обоснований декриминализации было то, что она должна была разрушить этот барьер, позволив предлагать наркоманам эффективные варианты лечения при том, что те больше не будут бояться уголовного преследования. В х годах врачи, как говорили, имели полный контроль над назначением лекарств и лечения, связанного с тяжелым употреблением наркотиков. Статья 10 закона о декриминализации предписывает комиссии выслушать предполагаемого нарушителя и «собрать информацию, необходимую для вынесения суждения, в частности о том, является ли он зависимым, какие он употреблял вещества, об обстоятельствах, в которых он употреблял наркотики на момент вручения уведомления, о месте употребления и его экономическом положении». И только в интересах читателей Нам срочно нужна ваша поддержка.
Tor browser 4pda hydraruzxpnew4af Тор браузер глубокий интернет hidra
Tor browser создание шифрованного соединения каталога hydraruzxpnew4af 583
Декриминализация наркотиков в португалии 768
Что думают о наркотиках Церковь марихуана
Статусы секс наркотик Наркотики девушкам
Tor browser установка в linux mint попасть на гидру В начале нулевых скептики ожидали наплыва в страну толп наркотуристов и резкого роста употребления наркотиков, но их опасения не оправдались. Последнее исследование с целью определения уровня распространенности наркотиков среди всех слоев населения Португалии было проведено в году. Все это уже было: война, стыд и бегство в русской литературе. Общенациональное исследование в школьной среде, и3-й цикл й классыПортугалия, коэффициент распространенности. Фактически, статья 11 2 предписывает комиссиям по разубеждению «временно приостанавливать разбирательство» — то есть не налагать санкций — когда у предполагаемого нарушителя, ранее не совершавшего правонарушений, обнаруживается зависимость, но он «согласен пройти лечение». Ваш адрес email не будет опубликован. Смутьян, неудачник, великий романист: За что любят и ненавидят Джонатана Франзена.
Grapefruit auto марихуаны Hydra essential clarins способ применения

Замечательные слова как определить официальный сайт гидры можно бесконечно

НЕ ГРУЗИТСЯ TOR BROWSER HYRDA

С г по г количество нездоровых ВИЧ подросло с 5к до 27к, c по всего только с 31 до И это при полной декриминализации наркотиков. Количество смертей связанных с наркотиками передоз, плохие наркотики и тд Резкое падение опосля г очень приметно. Короче, Ассанжа непосредственно желают выслать в США. И ежели его вышлют а возможность ой как высока , то условия его заключения будут очень дальними от того, что просвещенная и толерантная Европа любит именовать "правами человека".

Ассанж, который выдал все их преступления на Ближнем Востоке и пытки ЦРУ, у их издавна как кость в горле. Срок тюремного заключения - !!! Ассанжу на данный момент 50, на минуту. Самое печальное, что даже не восхищает. Вашингтон готов перегрызть глотку хоть какому, кто раскроет их лицемерный образ "белых и пушистых" благодетелей. Почитал комменты, не сумел пройти мимо. Люди уже что лишь не прописали Шевчуку - и несметные богатства за границей, и баксы на счетах в иностранных банках, и что он скурвился.

Мне это несколько припоминает охоту на ведьм, поэтому не могу не вставить 5 копеек в защиту человека. Почти все знают, что Шевчук был в Чечне в первую чеченскую. Но немногие знают последствия этих поездок. Юрий Шевчук: Я был в Чечне в , в январе, и лицезрел там все своими очами. Естественно, возвратился сюда, снаружи — живое, а, может быть, снутри с синдромом послевоенным, и крыша у меня съехала.

Позже пришел в себя и, ты знаешь, честно полностью, не хотелось петь ни про погибель, ни про трупы, ни про кровь. Я сообразил такую вещь, как очищение огнем. И мне захотелось страшно, даже не осознавая, а на подсознательном уровне, некий чистоты. И у меня остальных песен просто не написалось. Юрий Шевчук: Один неплохой человек, фронтовик, Коля, который опосля войны стал звонарем в Троице-Сергиевой Лавре… Любопытно — лейтенант, боевой офицер… Он произнес чрезвычайно неплохую вещь: "Здесь, на гражданке, неважно какая полуправда - это малая правда, а на войне неважно какая полуправда - это крупная ложь".

И когда приезжаешь сюда и сталкиваешься с данной нескончаемой полуправдой, то жить не чрезвычайно охота, на самом деле, поэтому что это все воспринимаешь как огромную ересь. Вот в этом и состоит сущность "афганского синдрома", "чеченского синдрома" на данный момент, "вьетнамского синдрома", хоть какого военного похмелья такового.

Штурм Сурового в г. Утраты в нашей бригаде были обезумевшими. И когда остатки батальона попали в «котёл», когда духи обложили, и почти все уже бились, чтоб лишь реализовать подороже жизнь, Шевчук был с нами. Комбат им сказал, что с нами Шевчук. Те не поверили, тогда Шевчук с ними пообщался, спел пару песен. Духи предложили ему устроить коридор для выхода, пообещав ему неприкосновенность. Он отказался. И был с нами до прорыва из окружения. Несколько раз пробовал взять в руки автомат и прорываться со всеми.

Шевчук помогал раненым. Делал перевязки, давал пить, помогал морально. А вот опосля всего этого Шевчук на свои собственные средства организовал исцеление и протезирование инвалидов. Это те, кто защищал Родину в ЧР, растерял конечности, лишь Родина про их быстро забыла.

Также он попросил собственных друзей, и они также помогали в этом деле. При этом он не кричал про это по ТВ, делая для себя пиар. Поглядите отрывок интервью с дудем с 15ой минутки. По воспоминаниям родных и друзей, бухал он вправду страшно. Нужно ли говорить, что его отношение к войне хоть какой резко негативное? Для меня как раз его позиция говорит о том, что он не "скурвился". Остался при своём мировоззрении, пусть это мировоззрение на данный момент непопулярно.

Оставьте человека в покое, прошу. Он это заслужил. Народный дворник из Екатеринбурга сейчас, что именуется, пробудился известным. Опосля того как вышел материал о нем, Антон Бурдин получил сотку валютных переводов. И несколько предложений о работе. Напомним, Антон — инвалид 2-ой группы, у него ДЦП. Невзирая на диагноз, он в одиночку очистил от мусора местный сквер. Сейчас убирает наиблежайшие дворы. Говорит, что утомился жить в грязищи.

Поначалу Антон попробовал официально устроиться дворником, но в местной управляющей компании в трудоустройстве отказали. Тогда собирать мусор он пошел безвозмездно. Я заплатил за коммунальные сервисы — у меня там долг. И купил товаров, — сказал Антон. Антону перевели чуток больше 50 тыщ рублей. Почти все высылали переводы с подписью «народная зарплата».

А еще дворник получил сотки благодарностей. Молодец парень! Они стали заниматься административным разбирательством в отношении людей, которых признали виновными в употреблении либо хранении наркотиков. То есть опосля вступления в силу закона о декриминализации ежели полицейский обнаруживал у человека допустимую дозу наркотиков, то не арестовывал его, а записывал данные нарушителя и направлял их в ближайшую комиссию по разубеждению. В состав таковых комиссий входят соцработник, психолог и юрист, которые должны были проанализировать дело и принять по нему решение.

Ежели выясняется, что у человека глубочайшая зависимость, комиссия может предложить ему пройти реабилитационную програмку. При этом она не может назначать ему принудительное исцеление. Эта же комиссия воспринимает решение о наложении штрафа на нарушителя — от 25 евро до малого размера оплаты труда. Но в законе прописано, что штрафы — последняя мера, и ежели человек употребляет наркотики, но зависимости не имеет, то комиссиям предписывается «временно приостанавливать разбирательство», не налагая санкций.

Посреди санкций к нарушителям также могут быть применены: запрет на лицензируемую профессиональную деятельностью работа доктора, юриста, водителя такси , запрет на посещение ночных клубов, требование повторяющейся явки в комиссию, запрет на выезд за предел, приостановление выплаты соц пособий. До принятия закона о декриминализации почти все не решались лечиться из-за ужаса ареста. Судимость за употребление наркотиков в Португалии числилась постыдной.

Предполагается, что на данный момент весь профилактический процесс проходит так, чтоб не допускать у человека чувства вины. В работе с наркозависимыми упор делается на нюансы, связанные со здоровьем, проводится психотерапия, оказывается помощь по адаптации в обществе. Также нарушитель, чтоб защитить свое право на личную жизнь, может востребовать не отправлять уведомление о разбирательстве ему домой либо на работу.

На данный момент по всей Португалии работают четыре 10-ка муниципальных центров по оказанию помощи наркоманам, детоксикации и психической реабилитации. В их проходят исцеление 4 тыщи наркозависимых. По всей стране работает сеть центров заместительной терапии, где опиатным наркоманам выдают «Метадон» и «Бупренорфин», чтоб они могли слезть с героина.

В бессчетных аптеках можно безвозмездно поменять использованные шприцы на новейшие. Вкупе со шприцами выдают набор из презерватива, ваты со спиртом и брошюры о реабилитации. Похожие комплекты раздают и на улицах. Три региональные программы реинтеграции помогают бывшим наркоманам постоянными тренингами, поиском работы и жилища, выдают кредиты на создание бизнеса. Результаты принятых мер лучше всего показывает статистика.

Уровень смертности, вызванной наркотиками, в Португалии составляет три человека на миллион обитателей, то есть порядка 30 человек в год. Это самый маленький показатель в Евросоюзе средний — 17,3. Для сравнения: в США, где в основном проводится достаточно грозная политика криминализации наркотиков, в году от передозировок погибли 52 тыщи человек.

Количество заражений ВИЧ посреди наркоманов снизилось в Португалии с 1 случаев в году до 56 в м. Общее количество героиновых наркоманов в стране сократилось за 15 лет в четыре раза — с тыщ до 25 тыщ человек. Опосля принятия закона употребление и зависимость от наркотиков, а также связанные с сиим патологии по всем релевантным категориям или сдерживаются, или ощутимо понижаются.

Невзирая на то что в целом в ЕС уровень употребления наркотиков продолжает расти, согласно крайнему отчету комиссии EMCDAD, употребление всех наркотиков в Португалии за крайние 10 лет значительно снизилось. В начале нулевых скептики ждали наплыва в страну толп наркотуристов и резкого роста потребления наркотиков, но их опаски не оправдались. Сейчас ни одна политическая сила в стране не призывает к возврату политики криминализации наркотиков.

Пример Португалии не единственный в собственном роде. Благодаря смягчению политики по отношению к наркотикам Швейцария совладала с героиновым бумом х в Цюрихе и его последствиями. Чтоб понизить количество преступлений, связанных с наркотиками, правительство страны стало проводить заместительную терапию с помощью героина, то есть выдавать его наркозависимым, которые не поддаются исцелению.

Чтоб участвовать в програмке бесплатной выдачи героина в Швейцарии, необходимо быть совершеннолетним, со стажем наркозависимости не наименее 2,5 лет, пройти не наименее 2-ух безуспешно закончившихся курсов исцеления наркозависимости, иметь задачи со здоровьем и подписать надлежащие бумаги. Наркотик принимается строго в стенках поликлиники, и употребляется он только в мед целях, приблизительно как в Рф используют морфин либо психотропные средства, лишь по отношению к заболеванию «наркомания».

Финансируется она за счет отчислений страховых компаний — чтоб быть участником программы героиновой заместительной терапии, необходимо иметь мед полис. Не считая того, благодаря програмке в молодежной среде героин заполучил стиль « наркотика для неудачников ».

И еще: ни один вступивший в програмку не погиб от передозировки героина за 23 года ее существования. В Рф правительство планомерно проводит политику криминализации наркотиков, и, нужно признать, общество выступает за. В Рф, ежели милиция отыщет у человека запрещенные вещества весом меньше того, который по закону считается значимым, его ожидает лишь административное наказание и постановка на учет в наркодиспансер.

К примеру, для марихуаны черта, которая отделяет административку от уголовного наказания, проходит по весу 6 граммов, для героина — 0,5 грамма, для амфетамина — 0,2 грамма, для ЛСД — 0, грамма. При этом дневная доза героина у зависимого человека может доходить до 2-ух граммов, а вот за 2,5 грамма уже угрожает лишение свободы от 3-х до 10 лет. При этом русские суды нередко считают достаточным обнаружение большого размера наркотика, чтоб переквалифицировать обвинение на «приготовление к сбыту».

А это уже считается особо тяжким преступлением, наибольший срок наказания по которому может достигать 20 лет лишения свободы. Согласно результатам размещенного недавнего исследования «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики» Алексея Кнорре из Института заморочек правоприменения при Европейском Институте в Санкт- Петербурге, милиция чрезвычайно нередко находит конкретно то количество наркотиков, которого довольно для возбуждения уголовного дела.

Это следует из закрытой отчетности МВД за — годы. По мнению Кнорре, это однозначно говорит о периодических манипуляциях с весом изымаемых наркотиков со стороны полицейских. Подобные дела дают огромные способности для коррупции. Опосля публикации отчета Кнорре несколько организаций провели опрос о том, как в Рф откупаются от милиции из-за наркотиков.

Средняя сумма откупа от полицейских составляет 30 тыщ рублей, но время от времени доходит до пары миллионов. В году в Рф количество заключенных, отбывающих наказание по статьям, связанным с наркотиками, находилось на втором месте, лишь некординально отставая от осужденных за убийства при условии, что сроки за такое грех, как правило, больше.

При этом количество осужденных за год по статьям, связанным с наркотиками, в 12 раз превышало число приговоров за убийства и уступало лишь приговорам за кражи. Анна Саранг. Криминализация наркопотребления, хранения и общественного сбыта наркотиков ведет к большущим дилеммам в области здравоохранения: Наша родина уже, пожалуй, единственная страна в мире, где эпидемия ВИЧ продолжает нарастать; в стране живут около 5 миллионов человек с гепатитом С; лишь по официальной статистике, от передозировок погибают 9 тыщ человек в год.

Исследования демонстрируют, что наличие статей 6. Иностранный опыт 13 ноября Текст Денис Бондарев. Что означает декриминализация наркотиков Декриминализация — не то же самое, что воспеваемый в регги-балладах лигалайз. Массовая терапия в Португалии. Чтоб понизить количество преступлений, связанных с наркотиками, правительство Швейцарии стало выдавать героин наркозависимым, которые не поддаются исцелению. Швейцарский опыт Пример Португалии не единственный в собственном роде.

Уровень смертности из-за наркотиков в Португалии составляет три человека на миллион обитателей. Это самый маленький показатель в Евросоюзе. Читайте также:. Стоит ли переезжать в Португалию The Village вызнал, трудно ли пойти обучаться, отыскать работу и сделать бизнес в Южной Европе. The Village вызнал, трудно ли пойти обучаться, отыскать работу и сделать бизнес в Южной Европе. Полицейский и юрист говорят, как действовать, ежели вас нежданно решили досмотреть.

Могут ли полицейские просматривать информацию в вашем телефоне Москвичи поведали про новейшую изюминка досмотров, а The Village узнал, законно ли это. Могут ли полицейские просматривать информацию в вашем телефоне. Москвичи поведали про новейшую изюминка досмотров, а The Village узнал, законно ли это.

Декриминализация наркотиков в португалии легализация марихуаны в финляндии

In Portugal, the war on drugs is being tackled with decriminalisation

USE TOR BROWSER WITHOUT TOR ГИРДА

Произошло множество стремительных соц конфигураций. Был реальный взрыв доступности наркотиков, люди стали экспериментировать с ними. Но это было не так, как в остальных европейских странах. В Португалии наркотики распространились по всему обществу, во всех соц группах — не лишь посреди маргиналов либо представителей меньшинств, но и в среднем, и в высшем классе, и посреди политиков.

И всего через десятилетие было уже практически нереально отыскать португальскую семью, в которой не было заморочек с наркотиками. Люди начали принимать это так: «О, мой мальчишка, мой отпрыск — не правонарушитель. Он — человек, которому нужна помощь». И это как бы снизу ввысь сделало движение, направленное на гуманный подход к наркополитике. И хотя наши законы были карательными, правительство все равно прикладывало суровые усилия к тому, чтоб предложить тем, кто нуждался в лечении, возможность его получить.

Не лишь исцеление, но и способности по понижению вреда: в том числе подмену игл и шприцев, а позже — заместительную терапию. Так как основной предпосылкой наших заморочек был героин, мы стали развивать метадоновые программы, не лишь для исцеления, но и так именуемые низкопороговые программы понижения вреда. Заместо тюремного заключения, лишь только за факт потребления наркотиков, большая часть потребителей были ориентированы в целительные учреждения.

Позже, в конце х годов, мы сделали нашу первую национальную стратегию наркополитики. По большей части это была систематизация того, что мы уже делали, но были и инноваторские меры. И в данной нам стратегии были меры по понижению не лишь предложения наркотиков, но и — в особенности — спроса на них: предотвращение, исцеление, понижение вреда, реинтеграция людей в общество.

Мы предложили декриминализовать потребление всех наркотиков — поэтому что это быстрее неувязка, сплетенная со здравоохранением, чем с преступностью. Потому мы предложили поменять политику в том, что касается личного потребления и хранения для себя. К тому же соц ситуация в Португалии была разумеется иной, чем в остальных европейских странах. Там у людей была возможность научиться жить в мире, в котором находятся наркотики. Тут же, так как наркотики возникли в обществе в один момент и резко, у нас не было времени, чтоб приготовиться и проинформировать население, предотвратить употребление наркотиков и управляться с данной нам ситуацией равномерно, как это делали остальные страны.

Потому мы нежданно столкнулись с чрезвычайно проблемной ситуацией. И с ней необходимо было управляться заного. Этот гуманный подход был ответом, который разработали определенные специалисты, но у него была большая общественная поддержка. Какие более принципиальные меры были приняты в Португалии кроме декриминализации? Декриминализация сама по для себя была бы бесполезна.

Совместно с ней необходимо иметь систему здравоохранения, готовую управляться с неуввязками, вызванными наркотиками. Необходимо давать легкодоступное исцеление, без всяких очередей, без принуждения и оплаты для всех, кто в нем нуждается.

И мы сделали это до декриминализации. Необходимо отыскивать контакт с более маргинализованными наркопотребителями, идти в те места, где они употребляют наркотики, обращаться к ним, просвещать их, обучать наиболее безопасному употреблению. Сделать так, чтоб они доверяли мед работникам — это обязано быть первым шагом к тому, чтоб они начали исцеление.

У нас нет принудительного исцеления, но мы достаточно убедительны, когда общаемся с ними, предлагаем им начать лечиться, закончить употреблять и делать то, что они делают. А декриминализация восстанавливает в наркопотребителях утраченное доверие к муниципальным услугам в целом. То есть ежели среда остается криминализованной, люди стараются избегать общения с муниципальными служащими. Поэтому что они боятся, что их сдадут в полицию и выдвинут обвинение.

А в Португалии у их нет такового опаски, они знают, что это не происходит, что медработники не станут передавать их в полицию, для их не будет никаких негативных последствий. Так что есть еще больше способностей расширить доступ к исцелению. Чтоб достигнуть этого, необходимо давать его в декриминализованной среде. Стали ли люди употреблять меньше либо больше наркотиков опосля того, как они были декриминализованы?

Когда мы приняли нашу наркополитику, по нашим расчетам, таковых было около тыщ лишь посреди потребителей героина. С тех пор мы смогли обеспечить людям исцеление, научить их употреблять наиболее безопасно, предложить им низкопороговую заместительную терапию, и сейчас, по нашим оценкам, мы имеем дело с 50 тыщами проблемных потребителей, при этом по всем суммарно посреди потребителей всех наркотиков. И крупная часть из их проходит исцеление либо пользуется програмками понижения вреда.

Сейчас стало чрезвычайно трудно отыскать человека, который потребляет наркотики так, что это делает препядствия в его жизни, и при этом никак не связан с нашими здравоохранительными програмками. Это совершенно другое, ежели потребление от варианта к случаю с рекреационными целями, когда человек употребляет раз в недельку, в выходные, либо на какой-либо вечеринке.

Большая часть таковых людей мы не считаем проблемными наркопотребителями, даже ежели у их есть риск перевоплотиться в таких. Мы пытаемся понизить уровень потребления в обществе. И мы достигли добротных результатов: к примеру, посреди молодежи мы достигнули роста возраста экспериментирования. Ранее он был около 12—13 лет. Сейчас люди в первый раз пробуют наркотики в А чем позднее ты начинаешь употреблять наркотики, тем меньше возможность, что станешь зависимым от их.

Хотя сам уровень употребления не снизился — а поточнее, процент людей, которые один раз в жизни попробовали либо употребляют от варианта к случаю, — мы достигли огромных фурроров конкретно с проблемными наркопотребителями, зависимыми людьми, которым было предложено исцеление. Мы ввели решения в сфере здоровья, благодаря которым они смогли закончить употреблять.

Даже с учетом того, что мы говорим о приобретенной рецидивирующей заболевания и время от времени рецидивы случаются — но они уже знают, что делать в таком случае, куда обращаться за помощью, ежели в их жизни что-то пойдет наперекосяк. Было много нетяжких корыстных преступлений, но без крови. И даже этот маленький уровень преступности снизился опосля реформы.

Сейчас у нас меньше грабежей, меньше преступности в обыкновенной жизни людей. И есть один умопомрачительный побочный эффект нашей декриминализации: повышение эффективности милиции и таможенных служб. Поэтому что заместо того, чтоб растрачивать все свое время и энергию на обыденных наркопотребителей на улице, они занялись большими преступными организациями. Они улучшили взаимодействие с заграничными сотрудниками, и сейчас заместо того, чтоб конфисковывать гр и килограммы на улице, они перехватывают тонны в контейнерах в открытом море — большими партиями.

В итоге, когда они представляют свои результаты в конце года, общий размер конфискаций выходит больше. Это не итоги каких-либо определенных годов, это тренд: они стали наиболее отлично биться с большой контрабандой. Нельзя огласить, что объемы растут равномерно: они могут в один год арестовать груз в 50 тонн, а на последующий год им не так повезет — но тренд конкретно таковой. На данный момент полицейские и таможенники счастливее всех из-за того, что потребление наркотиков было декриминализовано и они могут предоставить наркопотребителей системе здравоохранения.

Как они делают это у вас, ежели у их нет таковой возможности? Они получают информацию о больших поставках и работают с ними. И заместо того, чтоб конфисковывать маленькие количества на улице, гоняться за людьми и получать от их информацию, при помощи которой шаг за шагом идти по цепочке снизу ввысь, они сейчас быстрее работают сверху вниз. С точки зрения случайного человека, это может показаться методом для наркопотребителей быть «под кайфом» повсевременно и безвозмездно.

Это так либо нет — и ежели нет, то в чем отличие? Ежели не считать ряда очень правых политиков, то за отмену закона года выступают чрезвычайно немногие политические движения страны. Невзирая на то, что почти все чувствуют, что для увеличения эффективности португальской декриминализации нужно провести бюрократические конфигурации, вопросец о обратной криминализации наркотиков, по сущности, не стоит.

Наиболее того, ситуация не стала развиваться ни по одному из кошмарных сценариев, которыми стращали противники декриминализации до принятия закона, — от резкого роста потребления наркотиков посреди молодежи до перевоплощения Лиссабона в пристанище для «наркотуристов». Политический консенсус в пользу декриминализации неудивителен в свете релевантных эмпирических данных. Эти данные указывают на то, что декриминализация не вызвала роста потребления наркотиков в Португалии, уровень которого по почти всем аспектам принадлежит к числу самых низких в ЕС, в индивидуальности по сопоставлению с государствами со серьезными режимами криминализации.

Уровень потребления опосля декриминализации остался приблизительно таковым же либо даже несколько снизился по сопоставлению с иными государствами ЕС, но уровень патологий, связанных с наркотиками, — таковых, как заболевания, передающиеся половым методом, и смертельные случаи в итоге потребления наркотиков — резко снизился. Специалисты в области политики по контролю за оборотом наркотиков приписывают эти положительные тенденции расширившимся способностям португальского правительства по предложению гражданам программ исцеления, что стало вероятным — по различным причинам — благодаря декриминализации.

В реальном докладе оценивается португальская политика по контролю за оборотом наркотиков в контексте подхода ЕС к наркотическим средствам. Не считая того, в докладе отражены данные, касающиеся тенденций в сфере оборота наркотиков в Португалии до и опосля декриминализации. Последствия декриминализации в Португалии изучаются как сами по для себя, так и в сопоставлении с иными государствами, где наркотики принадлежат к сфере уголовного права, в особенности с государствами — членами ЕС.

Эти данные демонстрируют следующее: с какой бы стороны мы ни оценивали ситуацию, португальское законодательство о декриминализации имело большой фуррор. Этот фуррор преподает нам самоочевидные уроки, которые должны отдать направление дебатам о политике по контролю за оборотом наркотиков во всем мире.

Разные страны мира осуществляют политику надзора над оборотом наркотиков конструктивно разными методами. В коммунистическом Китае и почти всех мусульманских странах наркоторговцы, а в неких вариантах — даже общепризнанные виновными в хранении наркотиков — получают драконовские тюремные сроки и даже смертные приговоры. На другом конце политического диапазона принято помещать Нидерланды, страну, которая издавна воспринимается как фаворит в сфере либерализации наркотиков и, по последней мере в Амстердаме, издавна поддерживает культуру терпимости к наркотикам, хотя их легализации там никогда не происходило.

Естественно, большая часть государств попадает в ту либо иную промежную категорию. В е годы глобальной политической тенденцией было ужесточение подходов к криминализации, даже на уровне потребления. Но в крайние годы муниципальные чиновники, ответственные за выработку политики по контролю за оборотом наркотиков, стремятся формулировать политические советы, основываясь только на эмпирических данных, и возникают признаки того, что страны всех регионов мира кардинально меняют собственный курс [1].

В истинной работе рассматривается один из таковых случаев в Европе — конструктивная политика декриминализации, проводимая в Португалии с года. Опосля введения закона в действие Португалия стала и по сей день остается единственным государством Евро союза, которое очевидно «декриминализовало» употребление наркотиков.

Даже в рамках декриминализации употребление и хранение наркотиков запрещены то есть незаконны и манят за собой вмешательство правоохранительных органов. Но «декриминализация» значит, что нарушения этих норм вполне выведены из рамок уголовного права и системы уголовной юстиции. Заместо этого, они трактуются как чисто административные, подлежащие рассмотрению в рамках судопроизводства неуголовного нрава. Принципиально различать «декриминализацию» — режим, официально введенный в Португалии, — от обычный «депенализации», режима, господствующего в ряде государств ЕС, которые не декриминализовали употребление наркотиков.

Главным ведомством Евро союза, отвечающим за координацию данных по политике в сфере контроля за оборотом наркотиков, является Европейский центр по мониторингу наркотических средств и наркомании EMCDDA , и в году это ведомство официально определило последующее различие в определениях «декриминализации» и «депенализации»:. Запрет остается нормой, но санкции за употребление и подготовку к нему больше не врубаются в рамки уголовного права. В случае наркотиков и, в индивидуальности, марихуаны депенализация традиционно значит отмену наказания, связанного с лишением свободы [2].

Итак, «декриминализация» значит или наложение неуголовных санкций таковых, как штрафы либо принудительное исцеление , или полное их отсутствие. В рамках «депенализации» употребление наркотиков остается уголовным преступлением, но приобретение и употребление наркотиков больше не карается тюремным заключением, в то время, как сохраняются остальные уголовные санкции такие, как штрафы, постановка на учет милиции, надзор.

Как показано ниже, в ряде государств ЕС выработаны или формальные, или фактические формы депенализации потребления наркотических веществ, в индивидуальности марихуаны. Но за исключением Португалии ни одно правительство ЕС очевидно не объявило о «декриминализации» наркотиков. Португальский режим декриминализации: как он работает. Португальский закон года о декриминализации был введен в действие для пересмотра правовых рамок, обхватывающих употребление всех видов наркотиков и психотропных веществ, а также то, что Европейский центр по мониторингу наркотических средств и наркомании описывает, как «медицинское и соц благосостояние потребителей таковых веществ без рецепта врача».

Положение закона, официально устанавливающее режим декриминализации, изложено в статье 2 1 , где говорится:. Потребление, приобретение и хранение для собственного потребления растений, веществ либо препаратов, упоминаемых в прошлых статьях, представляют собой административное правонарушение выделено нами. В предшествующей статье, на которую идет отсылка, упоминаются «наркотики и психотропные вещества», и содержится перечень всех «растений, веществ либо препаратов», ранее бывших криминализованными.

Истолкование главный фразы — «для собственного употребления» — дается в статье 2 2. Речь идет о количестве, «не превосходящем количества, требуемого для среднего личного потребления в течение дневного периода». Декриминализация не распространяется на «оборот наркотиков», остающийся криминализованным и определяемый, как «владение б о льшим количеством, чем средняя доза на 10 дней употребления» [3]. Различие меж типами наркотических веществ так именуемыми томными и легкими наркотиками не проводится.

Также не имеет значения, является ли употребление общественным либо приватным. Сейчас в Португалии личное хранение и употребление всех видов наркотиков — независимо от того, где и с какой целью, — декриминализовано. Как уже отмечалось, «декриминализация» не синонимична «легализации».

По португальскому закону употребление наркотиков по-прежнему запрещено, но трактуется только как административное правонарушение, а не уголовное грех. Таковым образом, статья 15 закона, озаглавленная «Наказания», устанавливает административные санкции за нарушения. Заместо криминализации португальский закон учреждает «Комиссии по разубеждению», ответственные только за вынесение решений о административных наказаниях за нарушения, связанные с наркотиками, и наложение санкций статья 5.

1-ая часть раздела закона, касающегося наказаний, гласит: « Лица, употребляющие наркотики и не имеющие зависимости, могут быть приговорены к выплате штрафа либо неденежному наказанию» статья В пт 1 статьи 17, озаглавленной «Прочие наказания», указывается, что «вместо штрафа комиссия может вынести предупреждение». На теоретическом уровне, нарушители могут быть оштрафованы на сумму от 25 евро до малого размера оплаты труда.

Но в законе верно прописано, что такие штрафы являются последней мерой. В отсутствие свидетельств зависимости либо рецидивов нарушений наложение штрафа обязано быть отсрочено. Хотя комиссии по разубеждению не уполномочены назначать принудительное исцеление, они могут приостанавливать введение санкций в том случае, когда нарушитель хочет пройти целебный курс. Как правило, делается конкретно это, хотя на практике есть чрезвычайно не достаточно методов обеспечить выполнение данного условия, так как несоблюдение постановлений комиссии не является нарушением какого-нибудь закона [4].

Практически, статья 11 2 предписывает комиссиям по разубеждению «временно приостанавливать разбирательство» — то есть не налагать санкций — когда у предполагаемого нарушителя, ранее не совершавшего правонарушений, находится зависимость, но он «согласен пройти лечение».

В том случае, ежели установлено, что нарушитель употребляет наркотики, но не имеет зависимости, и до этого за ним не значилось нарушений, статья 11 1 закона о декриминализации предписывает комиссиям «временно приостанавливать разбирательство», не налагая санкций. Статья 11 3 наделяет комиссии правом «временного приостановления разбирательства» даже в том случае, ежели наркоман, ранее уличенный в нарушениях, согласен пройти курс исцеления.

Альтернативно, в случае наркомана, ранее уличенного в нарушениях, статья 14 дает комиссии право налагать санкции, но немедля приостанавливать их с началом курса исцеления. В том случае, ежели исцеление завершено и пациент наиболее не совершает нарушений, разбирательство будет считаться закрытым по истечении определенного срока. На теоретическом уровне, статья 17 предоставляет комиссиям по разубеждению право использовать по отношению к нарушителям, у которых выявлена зависимость, наиболее широкий набор санкций, включая приостановление права заниматься лицензируемой проф деятельностью работать доктором, юристом, водителем такси , запрет на посещение заведений, связанных с завышенным риском ночных клубов , запрет на общение с определенными лицами, требование повторяющейся явки в комиссию для подтверждения отсутствия зависимости либо злоупотреблений, запрет на выезд за предел, приостановление выплаты соц пособий либо просто устное предупреждение.

В статье 15 4 изложены причины, которые должны учитываться комиссиями при определении того, какие санкции следует налагать ежели их следует налагать вообщем. Комиссии имеют полное право определять, в какой степени следует принимать во внимание эти причины и как они должны влиять на ход рассмотрения дел.

К несовершеннолетним, завлеченным к ответственности за хранение либо употребление наркотиков, используются те же процедуры и, в согласовании со статьей 3, им помогает юридический представитель, уполномоченный принимать решения за несовершеннолетнего.

Но предоставление наркотиков несовершеннолетним либо лицам с психологическими болезнями по-прежнему запрещено законом, регулирующим оборот наркотиков, считается отягчающим обстоятельством для лиц, уличенных в «незаконном обороте наркотиков и остальных незаконных действиях», и карается тюремным заключением на срок от 4 до 12 лет. Декриминализация на практике. Согласно закону года, в каждом из 18 административных округов Португалии было сотворено не наименее одной комиссии по разубеждению для контроля над административным разбирательством в отношении лиц, общепризнанных виновными в употреблении либо хранении наркотиков в огромных округах — как в том, который включает в себя Лиссабон, — сотворено наиболее одной комиссии.

В согласовании со статьей 7 закона о декриминализации любая комиссия состоит из 3-х членов: один назначается министерством юстиции, а два остальных — вместе министром здравоохранения и правительственным координатором политики по контролю за оборотом наркотиков.

Член комиссии, назначаемый министерством юстиции, должен быть по специальности юристом, а, по последней мере, один из 2-ух оставшихся как правило, оба — доктором либо сотрудником соц служб доктором, психологом, соц работником. Даже при режиме декриминализации офицеры милиции, зафиксировавшие употребление либо хранение наркотиков, должны выписать нарушителю уведомление о нарушении, но не имеют права арестовать его. Копия уведомления направляется в комиссию, и начинается административный процесс.

Нарушитель, завлеченный к ответственности, является в комиссию в течение 72 часов опосля получения уведомления. Ежели комиссия увидит убедительные подтверждения незаконного оборота наркотиков, то она передаст дело в уголовный трибунал. То, какой эффект режим декриминализации возымел на обращение милиции с употребляющими наркотики, пока неясно и является источником определенных дебатов посреди португальских профессионалов по политике в области оборота наркотиков.

Нужно огласить, что есть такие офицеры милиции, которые, как правило, не вручают уведомления употребляющим наркотики, считая это бесполезным занятием, так как часто они не раз встречают на улице употребляющим наркотики завлеченного к ответственности нарушителя. В итоге, такие офицеры решают, что вручение уведомления без ареста либо опасности уголовного преследования не имеет смысла.

Но остальные офицеры милиции, сталкиваясь с употреблением наркотиков, сейчас склонны к действиям в большей степени, чем до декриминализации, так как они считают, что предлагаемое таковым людям исцеление еще наиболее отлично, чем перевоплощение их в преступников которые даже при режиме криминализации на последующий день, как правило, оказывались вновь на улице, но не имели настоящей способности пройти исцеление. В одной работе года утверждалось:. Правоохранительные органы отнеслись к реформе в основном положительно — в индивидуальности поэтому, что они восприняли декриминализацию и применение воспитательных мер и исцеления как наиболее действенный ответ употребляющим наркотики лицам, чем прежний законодательный подход.

Главные информанты сказали, что правоохранительные органы уделяют все больше внимания профилактической работе с лицами, употребляющими наркотики [5]. Некие португальские чиновники, специализирующиеся надзором над оборотом наркотиков, считают, что дихотомическая реакция офицеров милиции связана в основном с возрастными различиями: чем старше офицеры, тем наиболее они склонны считать, что режим декриминализации делает вручение уведомлений пустой растратой времени, в то время, как наиболее юные офицеры считают административный процесс наилучшим из имеющихся средств борьбы с наркоманией.

В отсутствие квантифицированных негативных событий — то есть тех случаев, когда офицеры решают не вручать уведомления, считая, что это бесполезно, — неофициальные данные стают самым надежным источником для оценки поведенческой реакции на декриминализацию. Ясно одно: с начала деяния режима декриминализации в году число дел, рассматриваемых в рамках административного процесса, медлительно и более-менее стабильно повышалось, что свидетельствует не доказывая этого о том, что офицеры вручают уведомления с приблизительно таковой же частотой, ежели не с б о льшим энтузиазмом, как на момент вступления закона в действие см.

Примечание: Указывается год, в который вышло административно наказуемое деяние. Информация собрана по данным на 31 марта года, последующего за годом, в который вышло административно наказуемое деяние. На теоретическом уровне, согласно статье 3 закона о декриминализации, как муниципальным, так и личным докторам разрешено ставить в известность комиссии по разубеждению, ежели у их есть предпосылки подозревать пациентов в употреблении наркотиков.

Но в реальности такие случаи очень редки по ряду обстоятельств, включая всераспространенную посреди докторов убежденность в том, что подобного рода уведомление нарушает конфиденциальность отношений доктора с пациентом. Как отмечалось выше, в законе о декриминализации изложены бессчетные аспекты, которые должны приниматься во внимание комиссиями по разубеждению при рассмотрении каждого определенного дела.

Статья 10 закона о декриминализации предписывает комиссии слушать предполагаемого нарушителя и «собрать информацию, нужную для вынесения суждения, в частности о том, является ли он зависимым, какие он употреблял вещества, о обстоятельствах, в которых он употреблял наркотики на момент вручения уведомления, о месте потребления и его экономическом положении». То, какие происшествия следует принять во внимание и какой вес они будут иметь при вынесении решения, остается в исключительном ведении членов комиссии.

Предполагаемый нарушитель имеет право востребовать, чтоб избранный им терапевт принял роль в процессе и чтоб для определения разных причин, которые может принять во внимание комиссия, было проведено мед обследование. Португальские и европейские чиновники, знакомые с действием работы комиссий по разубеждению, подчеркивают, что сверхзадачей этого процесса является отход от «клеймения позором», которое происходит при уголовном разбирательстве.

Каждый шаг этого процесса структурирован таковым образом, чтоб не допустить акцентирования понятия «вины» либо вообщем ликвидировать его в контексте потребления наркотиков, а заместо этого выделить нюансы процесса, связанные со здоровьем и исцелением. К примеру, предполагаемый нарушитель, желая защитить свое право на личную жизнь, может востребовать, чтоб уведомление о разбирательстве не высылали ему домой. Члены комиссии сознательно избегают всех судейских атрибутов, и слушания специально структурированы таковым образом, чтоб не припоминать трибунал.

Члены комиссии одеваются неформально. Предполагаемый нарушитель посиживает на одном уровне с членами комиссии — в отличие от залов заседаний судов с возвышениями для судей. Закон обязует членов комиссии поддерживать полную конфиденциальность всего процесса разбирательства. Повсевременно подчеркивается уважение к предполагаемому нарушителю. Определяя, какие должны быть наложены санкции, и должны ли они быть наложены вообщем, комиссия нередко воспринимает во внимание серьезность употребленного наркотика.

В году комиссии вынесли решения. Это соотношение остается на неизменном уровне со времени вступления закона в действие [9]. Решения о санкциях в подавляющем большинстве сводились к требованию о том, чтоб нарушители временами отмечались в соответственных учреждениях [10]. Марихуана продолжает оставаться веществом, за употребление которого вручается наибольшее количество уведомлений лицам, совершившим правонарушения, связанные с наркотиками. Соотношение остальных веществ остается приблизительно таковым же см.

До вступления в действие закона о декриминализации его противники утверждали, что предлагаемые конфигурации законодательства сделают Португалию центром так именуемого наркотуризма. Паулу Порташ Paulo Portas , фаворит консервативной Народной партии, заявлял: «В Португалию направятся самолеты, полные студентов, желающих покурить "травки" либо принять чего же похуже и знающих, что мы не можем высадить их в тюрьму.

Мы обещаем солнце, пляжи и наркотики на ваш выбор» [12]. Такие ужасы оказались совсем необоснованными [13]. Число людей остальных государств ЕС близко к нулю см. С 31 марта по 31 марта года комиссиям из судов было передано еще дела о правонарушениях, совершенных в году; с 31 марта по 31 марта года — еще дел о правонарушениях, совершенных в году; с 31 марта по 31 марта года — еще дел о правонарушениях, совершенных в году, а с 31 марта по 31 марта года — еще дел о правонарушениях, совершенных в году.

Политический климат в Португалии до и опосля декриминализации. Политическим стимулом к декриминализации послужило представление, согласно которому злоупотребление наркотиками — как само по для себя, так и в виде провождающих его патологий — становится неконтролируемой социальной неувязкой, а главными препятствиями на пути действенной гос политики по решению этих заморочек являются сделанные режимом криминализации барьеры в области исцеления и отток ресурсов.

Другими словами, шаг в направлении декриминализации был изготовлен не поэтому, что злоупотребление наркотиками представлялось несущественной неувязкой, а в силу консенсуса относительно того, что эта неувязка очень серьезна, что криминализация ухудшает делему и что действенный ответ страны может быть обеспечен только методом декриминализации. Эта комиссия была сотворена «в ответ на скорое повышение масштаба трудности наркотиков в е, связанное с употреблением героина, но не ограничивавшееся им» [16].

Примечательно, что конфигурации, внесенные в году в португальское законодательство, были призваны совершить «радикальную переориентацию на понижение вреда», а «флагманом этих законов является декриминализация потребления и хранения наркотиков в целях употребления» [17]. В собственном докладе года эта комиссия совсем рекомендовала декриминализацию в качестве хорошей стратегии борьбы с нарастающими неуввязками злоупотребления и зависимости в Португалии.

Комиссия выделила, что целью стратегии декриминализации является понижение уровня потребления наркотиков и злоупотребления ими. Таковым образом, как отмечалось в ее докладе, советы были ориентированы на следующее:. Комиссия постановила, что легализация как кандидатура обычной декриминализации не является жизнеспособным вариантом в значимой мере в связи с тем, что бессчетные международные договоры «обязывают страны вводить в национальное законодательство» запрет на употребление наркотиков.

Декриминализация находилась в рамках этого запрета, так как португальское законодательство по-прежнему запрещало употребление, но уже не классифицировало его как уголовное грех. Опосля публикации доклада Комиссии в году Совет министров федерального правительства одобрил его текст фактически вполне.

В году совет выработал собственные политические советы, которые соответствовали советам Комиссии и включали в себя предложение по полномасштабной декриминализации. Так как и комиссия профессионалов и правительство в общем и целом выступили за подход по понижению вреда и непосредственно за декриминализацию, это предложение встретило сравнимо маленькое политическое сопротивление.

Вслед за сиим в октябре года португальский парламент при поддержке президента страны принял закон, в полной мере претворяющий в жизнь советы совета, и с 1 июля года декриминализация вступила в силу. Интервью с португальскими чиновниками, работающими в сфере контроля за оборотом наркотиков, подтвердили, что до декриминализации самым значимым препятствием на пути исцеления страдающих наркозависимостью был вызванный криминализацией ужас наркоманов перед муниципальными чиновниками.

Одним из основных обоснований декриминализации было то, что она обязана была повредить этот барьер, позволив давать наркоманам действенные варианты исцеления при том, что те больше не будут бояться уголовного преследования.

Наиболее того, декриминализация высвободила ресурсы, которые можно было перенаправить на исцеление и остальные программы понижения вреда. Иным обоснованием декриминализации было то, что отказ от «клеймения позором», с которым соединено уголовное преследование лиц, употребляющих наркотики, должен был устранить важный барьер, стоящий на пути тех, кто желает вылечиться.

Даже в тех странах, где употребление наркотиков, как правило, не карается тюремным заключением, — как в Испании — позор, связанный с тем, что человека судят как правонарушителя, сохраняется. До декриминализации уголовное преследование — и, непременно, тюремное заключение — тоже было редкостью, но не кое-чем неслыханным.

Иногда применение уголовного процесса в отношении обвиненных только в употреблении наркотиков было практически таковым же частым, как и в отношении лиц, обвиненных в наркоторговле см. Таковым образом, ужас гражданина перед тем, что его объявят наркоманом, был огромен, а позор, с которым связывались такие обвинения, играл существенную роль даже в отсутствие тюремного заключения. Вправду, интервью с португальскими чиновниками и профессионалами по политике в области надзора над оборотом наркотиков подтверждают, что они поддерживали декриминализацию совсем не вопреки собственной уверенности в том, что она приведет к росту потребления.

На самом деле, они поддерживали декриминализацию как наилучший вариант минимализации всех заморочек, связанных с наркотиками, включая наркоманию:. Никто не ждет, что декриминализация повысит доступность наркотиков либо приведет к росту потребления новейших их типов. Но всераспространена убежденность в том, что декриминализация увеличивает необходимость в профилактических мерах — к примеру, по информированию общественности о том, что декриминализация не оправдывает употребление наркотиков.

Существует консенсус относительно того, что декриминализация, устраняя публичное осуждение употребляющих наркотики, подтолкнет большее число таковых людей к исцелению, тем самым повысив потребность в лечении [21]. Другими словами, в Португалии декриминализация никогда не воспринималась как уступка неизбежности злоупотребления наркотиками. Напротив, она числилась и продолжает считаться самой действенной гос политикой по понижению уровня наркомании и сопутствующих ей заморочек.

По данной для нас причине в Государственном плане по борьбе с наркотиками и наркоманией на — годы приготовленном в м основное внимание уделяется уже осуществляемым стратегиям профилактики, понижения спроса и наносимого вреда, а также максимализации целительных ресурсов и доступности исцеления для тех, кто к нему стремится.

Институт наркотиков и наркомании остается ведущим португальским ведомством, отвечающим за выработку политики по контролю за оборотом наркотиков. Свою главную задачку и главную цель закона о декриминализации он продолжает определять последующим образом:. З акон делает новейшие ресурсы в контексте понижения спроса методом направления наркоманов на исцеление и [охватывает] тех, кто наркоманами не является, но нуждается в спец вмешательстве.

Мы рассчитываем на то, что данный закон содействует нахождению целостного и конструктивного решения препядствия, так как он трактует наркомана как больного человека, который, тем не наименее, должен нести ответственность за свои деяния, по-прежнему считающиеся в Португалии правонарушением [22]. Португалия в контексте Евро союза.

Невзирая на сохранение огромных различий в политике государств ЕС по контролю за оборотом наркотиков, в общем и целом в Европейском союзе возникло несколько верно отслеживаемых тенденций, касающихся, до этого всего, того, как закон должен трактовать употребление наркотиков в личных целях. Хотя большая часть стран ЕС продолжает созидать в этом делему уголовного нрава, почти все страны начинают все активнее выступать за подход, в центре которого находится здоровье людей, и считать употребление наркотиков в личных целях мед, а не уголовной неувязкой.

Данило Балотта Danilo Balotta , институциональный координатор EMCDDA, пользуется французским термином «healthification» для описания точной тенденции возобладавшего в ЕС подхода к политике по контролю за оборотом наркотиков. Так, в отношении марихуаны фактический отход от криминализации является фактически единодушным.

В отчете EMCDDA за год это сформулировано последующим образом: «Общей тенденцией в Европе является отказ от передачи в уголовные суды дел о хранении маленьких доз марихуаны в пользу подходов, нацеленных на профилактику и лечение» [24]. В государствах — членах ЕС, несмотря на различия в позициях и подходах, можно отметить общую тенденцию к тому, чтоб расценивать незаконное употребление наркотиков включая предварительные деяния как относительно «мелкое» правонарушение, к которому неприменимо «наказание в виде лишения свободы» [25].

Тем не наименее, EMCDDA предупреждает, что «б ыло бы ошибкой определять [эти изменения] как тенденцию к "ослаблению" либо "смягчению" антинаркотического законодательства в Европе » [26]. Даже в тех вариантах, когда очевидно акцентируется отказ от тюремного заключения и остальных уголовных санкций, большая часть государств ЕС всего только стремится создать наиболее действенные и пропорциональные санкции — а не легализовать употребление наркотиков.

Невзирая на то, что в настоящее время криминализация остается господствующим подходом, в крайние несколько лет все страны ЕС приняли общие принципы выработки политики по контролю за оборотом наркотиков. EMCDDA обрисовывает этот консенсус аббревиатурой «ГБФ» — глобальный, сбалансированный, основанный на фактах подход к политике по контролю за оборотом наркотиков. В данной формулировке «глобальный» значит признание того, что все нюансы политики по контролю за оборотом наркотиков — профилактика и борьба с наркоторговлей — требуют интернациональных усилий.

Подход, основанный на «фактах», значит, что все политические суждения должны опираться на эмпирические данные и исключать моральные и идеологические суждения. Эта тенденция очевидна не лишь в постепенном фактическом отходе от криминализации малых размеров марихуаны, но и во все большем принятии на вооружение в различных странах ЕС еще наиболее разноплановой политики «снижения вреда».

Это начинает изменяться, и в настоящее время понижение вреда как часть широкого пакета мер по понижению спроса, похоже, становится наиболее явной частью евро подхода. Это разумеется благодаря тому фактеу, что и исцеление с помощью опиодов-заместителей, и программы обмена игл и шприцев имеют место фактически во всех государствах-членах ЕС

Декриминализация наркотиков в португалии гребенщиков о марихуане

Наркотики в Португалии? Декриминализация. Как Португалия справилась с наркотиками.

Следующая статья котики наркотика

Другие материалы по теме

  • Героине иностранная песня
  • Будапешт и наркотики
  • Где купить наркотик фен
  • Как проверить курил марихуану
  • 1 комментариев

    1. Ефросинья:

      изъятие наркотиков орм

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *